FREE Shipping on Orders Over $99 | Our Store Location has moved to: 7378 Yonge Street, Unit 20B, Thornhill, ON, L4J 8J1

Article 2 - Do Not Envy

На чужой каравай…

 

 

Причина всех войн — не дающее покоя богатство соседа. Брось в меня камень, кто скажет обратное. Уже 20 лет я вплотную наблюдаю природу и живу в ней, и почти 60 лет смотрю на мир, созданный людьми. Если поместить мир под стеклянный колпак, отключить радио, не читать газеты и наблюдать сверху только за действиями человека, то они выглядят как действия двуногого хищника, гоняющегося за своей добычей. Ничего оригинального люди не изобрели.

А теперь посмотрим на «дикую» природу. Колоссальные запасы меда, воска, сухое и чистое пчелиное гнездо, издающее животворящий аромат, сделали улей приманкой для представителей самых разнообразных форм — от паразитических плесеней до хищных птиц и медведей.

Перед летком улья, среди влетающих и вылетающих пчел, молодая и энергичная стража расправляется с бесчисленным количеством незваных гостей. Среди них можно видеть разных форм и размеров двукрылых, тонконогих пауков, живчиков- муравьев, норовящих незамеченными проскользнуть в леток вместе с пчелиной толпой. То в одном, то в другом месте перед летком молниеносно разгораются короткие наземные стычки и воздушные бои. Иногда из летка кубарем выкатываются и сваливаются в траву перед прилетной доской сцепившиеся противники — пчелиная охрана изловила прорвавшегося чужака. А вечером вокруг улья можно насчитать не один десяток насмерть изжаленных врагов.

На следующий день, с первыми лучами солнца, к заманчиво пахнущему летку начинают стягиваться новые назойливые искатели сладкого. Зачастую они прилетают и приползают из очень далеких мест, по нашим, человеческим масштабам — из-за океана. Использовать бы им эту двигательную энергию на создание собственного богатства, так нет — чужое добро завораживает. Двукрылые, двуногие и четвероногие воры пытаются овладеть летком, через который лежит дорога к углеводным и белковым сокровищам улья.

Наиболее известным врагом пчел является медведь. Он находит пчелиные ульи не столько по запаху меда, сколько по жужжанию пчел. Обнаружив пчелиное гнездо, медведь разгрызает дерево, лапами разворачивает стенки улья и, не обращая внимания на пчел, пожирает соты с медом.

Скунсы охотно поедают не только мед, но и самих пчел. Нечувствительные к пчелиным укусам, они разбойничают по ночам. Подобравшись к ульям, скунсы начинают царапать их, а когда пчелы вылетают на шум, бьют их лапами и пожирают.

Зимой, когда у летка снимается пчелиная охрана, совершают опустошительные набеги на пчел и мыши. Мышей соблазняет не мед, а белковый корм — перга. Иногда мыши поедают и живых пчел. Если мышь проникла в улей летом, то пчелы атакуют ее, вонзая ядовитые жала. Убитую мышь пчелы покрывают слоем прополиса и труп ее не разлагается в этом «саркофаге».

Серьезный ущерб наносят пчелам и пернатые, которые охотятся на пчел на летных трассах от улья к источнику нектара. Некоторые из них действуют используя тактику скунса. Так, синица, подлетев к улью, начинает постукивать клювом о стенку. Как только у летка появляется пчела, синица хватает ее клювом и уносит.

Шершни охотятся на пчел на цветках и здесь же расправляются со своей жертвой. Они прокусывают зобик пчелы и слизывают вытекающий из него мед.

Одетый в прочный хитиновый панцирь жук «Бронзовка» недоступен для пчелиных жал. Но, проникшего в улей бронированного врага, пчелы умерщвляют сжимаясь вокруг него плотным клубком из многих десятков и сотен насекомых. Удушенный насмерть, «Бронзовка» выволакивается пчелами из улья и сбрасывается с прилетной доски.

Бабочка «Мертвая голова», преследуя пчел в улье, действует очень своеобразно. Подражая голосу пчелиной матки, она гипнотизирует пчел. Оцепеневшие, они пропускают бабочку к ячейкам с кормом, где она за раз выпивает почти ложку меда — столько же, сколько весит сама. Некоторые наблюдатели отмечают, что в годы появления «Мертвой головы» пчелы на ночь баррикадируют летки, залепляя их кусочками воска и прополиса.

Вся жизнь пчелиной семьи проходит в бесконечных боях и сражениях. Как правило, пчелы побеждают. Но и с ними случаются страшные вещи. Тяжело и горько смотреть на погибающую пчелиную семью, когда помочь ей уже ничем невозможно.

Очень точно и трагично описана смерть пчелиной семьи Л.Н.Толстым в романе «Война и мир»: «…В улье этом уже нет жизни. Не так, как в живых ульях, летают пчелы… Из летка не пахнет, как прежде, спиртовым, душистым запахом меда и яда, не несет оттуда теплом полноты, а с запахом меда сливается запах пустоты и гнили. У летка нет больше готовящихся на погибель для защиты… трубящих тревогу стражей. Нет больше того ровного и тихого звука трепетанья труда, подобного звуку кипенья, а слышится нескладный, разрозненный шум беспорядка… Вместо чисто залепленного клеем и сметенного веерами крыльев пола на дне лежат крошки вощин, испражнения пчел, полумертвые, чуть шевелящие ножками и совершенно мертвые, неприбранные пчелы. Вместо прежних сплошных, черных кругов тысяч пчел, сидящих спинка с спинкой… сотни унылых, полуживых и заснувших остовов пчел. Они почти все умерли…»

Пчелы — наши друзья и союзники. С пчелами мы выживем. Без пчел — погибнем. Пчелиная семья выразительно раскрывает перед человеком силу жизненных связей, сплачивающих биологический вид. Сейчас мы эти связи рвем. Разрозненные, развращенные эгоистическими интересами, мы отступаем в пропасть.